Аборт для малолетки

В частных клиниках Крыма готовы нарушить закон и сделать аборт несовершеннолетней девушке без согласия родителей. Цена вопроса – полторы тысячи гривен. Конфиденциальность гарантируется

Кирилл Железнов
Подростковая беременность из разряда очевидного и невероятного стала обыденной. 15летняя девчушка на сносях, которую к гинекологу приводит незадачливый кавалер, не шокирует уже никого. В погоне за деньгами врачи плюют на профессиональную этику, а несовершеннолетние пациентки зачастую на всю жизнь остаются инвалидами, платя бездетностью за ошибки молодости и алчность взрослых.
 
«Подождать пятимесячного срока – и ногой в живот»
35-летняя Анна К. из Севастополя вспоминает свою первую беременность с той скорбью, с которой говорят о мертвых. Все – в прошлом, все – с сожалением и горечью допущенной и неисправимой ошибки. Это был девяносто первый год, 15-летняя Анечка забеременела от одноклассника. Родителям – ни слова, возлюбленный – в кусты. Заняв у старшей подруги-студентки стипендию, насобирав по знакомым деньги, девчушка сама нашла гинеколога. Аборт сделали тайком, поздно вечером в одной из городских больниц.
«Очень было больно, – говорит она. – Без наркоза делали – такое ощущение, что выдирают что-то щипцами из тебя».
Диагноз «бесплодие» Анне поставили через восемь лет, когда уже замужняя 23-летняя девушка не могла забеременеть.
«Костя (супруг Анны – авт.) был со мной еще семь лет, до тридцати, – вспоминает женщина. – Чего только мы не пробовали. Все бесполезно. Потом муж ушел, своих детей хотел – не приемных. А я, наверное, возьму приемного ребенка. Буду воспитывать одна. Если бы тогда мозгов было бы побольше – родила бы. Или, если бы не попался мне этот докто­ришка, может, родителям рассказала. А сейчас что уже? Ну, есть у меня материальный достаток, а ребенка родить не могу. Кто я? Правильно – инвалид».
В принципе, история Анны К. – одна из тысяч, если не миллионов, историй подростковой любви на взрослых основаниях. Раньше это было исключением из правил, сейчас – рядовой ситуацией, как в Крыму, так и во всей Украине.
«Подростковая беременность не имеет классового деления, говорят, мол, беременеют только богатые, разнузданные девочки, – рассказывает гинеколог частной киевской клиники Марина Абрамова. – Как раз последние оказываются в такой сложной ситуации значительно реже, чем девочки из бедных семей. „Золотая молодежь“ более подготовлена к половой жизни, а их сексуальные партнеры зачастую готовы стать молодыми отцами. Более проблемная ситуация с подростками из малообеспеченных семей. Несколько лет назад ко мне на прием пришла такая пятнадцатилетняя девчушка – два месяца срока, плачет. Оказывается, ее 16-летний парень-ПТУшник, предложил избавиться от ребенка. Знаете, каким способом? Либо париться в горяченной ванне и пить вино до одурения – якобы это спровоцирует выкидыш, либо подождать пятимесячного срока – и ногой в живот. Денег на аборт у него не было. Слава богу, потом дурь из головы вылетела – женился». Хотя будет ли ребенок счастлив с таким отцом?
 
«Приходите – решим вашу проблему»
Гинекологи рассказывают, самая страшная проблема подростковой беременности – в изоляции от взрослых. Девочка, по сути, еще ребенок, начинает искать выходы, используя свои знания и свои представления. Для нее быть беременной – это страх, позор и унижение. Она готова на операцию в любых условиях, лишь бы избавиться от ребенка. Этим пользуются врачи-рвачи. «Республика» ни в коем случае не считает таковыми всех медиков. Многим из них надо ставить памятники за то, с каким напряжением и в каких условиях они работают. Но… В семье не без урода. Жертвами последних и становятся подростки в положении.
«Республика» решила проверить, готовы ли симферопольские врачи убить ребенка. По нашей легенде, шестнадцатилетняя Катя на сносях, ранний срок. А мы – старшие друзья или родственники ее возлюбленного, которые помогают «решить проблему».
«У нас есть медикаментозное прерывание беременности, – ответили на телефонный звонок „Республики“ в одной из самых известных частных клиник Симферополя. – Медикаментозный – это когда срок до шести недель, таблетками. Консультация гинеколога, плюс медикаменты – стоимость тысяча четыреста гривен».
На вопрос о конфиденциальности, медики ответили однозначно – мол, ничего и никому не расскажем. Только прокурору – если будет какое-то судебное разбирательство. А вот признание, что нашей вымышленной «мамочке» всего шестнадцать, а аборт она хочет сделать без ведома родителей, поставило докторов в тупик.
«Нет, мы не будем этим заниматься, – послышалось после пятиминутной тишины в трубке телефона, видать, проводили консилиум. – Это уголовное дело. Были у нас такие прецеденты. Так что – извините. Обратитесь в другие частные клиники, я думаю, вам помогут».
На нет – и суда нет. В прямом смысле: дело-то подсудное. Надо отдать должное большинству частных клиник, делать аборт Кате они отказались. Впрочем, больницу с менее принципиальными медиками мы все-таки нашли. Врачи по телефону согласились решить проблемы нашей «знакомой в положении». Цена вопроса – полторы тысячи гривен. Возраст будущей пациентки – 16 лет, и наше условие не ставить в известность родителей, эскулапов не остановили.
«Приезжайте, – пригласила администратор. – Решим вашу проблему».
«До совершеннолетия ребенка, которое наступает в 18 лет, любые действия врачей должны быть согласованы с родителями, а в случае, если ребенок сирота – с опекунами или директором детского дома, – поясняет председатель Международной лиги защиты прав граждан Украины Эдуард Багиров. – Исключения составляют только экстренные случаи, когда жизни или здоровью несовершеннолетнего грозит опасность. В случаях, когда этого не происходит, нарушаются законы Украины, и вину медиков, а также тяжесть совершенных ими преступлений будут определять правоохранительных органы. Сколько за это „светит“, однозначно ответить сложно – в каждом случае проводится разбирательство».
Разбирательство – разбирательством, а сделать аборт загнанной в угол малолетке, как выяснила «Республика», не составит большого труда. Нам даже не пришлось искать врачей, которые «режут» и поят опасными для здоровья таблетками прямо на дому.
«Ко мне часто обращаются родители подростков с просьбами прервать нежелательную беременность их чада, – рассказывает частный гинеколог Александр, попросивший не указывать его фамилию. – И взрослые, и сама будущая мама, категорически требуют сделать аборт. Их не интересует, что вероятность остаться бездетной в случае прерывания первой беременности, повышается в разы. Раньше меня ставили в тупик такие заявления, но скажу вам, что за последнее десятилетие такие „клиентки“ перестали быть сенсацией. Это уже обыденность».

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!