400 ШАГОВ ДО СМЕРТИ


Одна из окраин Бахчисарая задыхается из-за нестерпимо близкого соседства с городской свалкой. «Зачем вам об этом писать? Лучше сделайте статью про оборону Сталинграда», – посоветовал «Республике» мэр города Константин Рубаненко
Василий Акулов
фото: Юрий Лашов
«В прошлом году на нашей небольшой улице от рака умерли четыре человека. Самому старшему из них было всего 50 лет! А дети все страдают аллергией – от грудничков до школьников. Это городская свалка виновата – она нас душит и убивает», – Сервер, житель 6‑го микрорайона Бахчисарая, шагает по проселочной дороге, ведет журналистов «Республики» к той самой свалке, в четырех сотнях метров от его дома.

Сотни тысяч тонн мусора доверху заполнили небольшую ложбинку на окраине Бахчисарая. По документам этот «полигон ТБО (твердых бытовых отходов)» должны были закрыть еще в 2005 году. Но на самом деле за восемь лет мусора здесь стало вдвое больше. Кладбище отходов регулярно горит, круглосуточно воняет и, по словам жителей Бахчисарая, отнимает у них здоровье.

Вонючее соседство
Сервер – наш проводник в «царство мусора». Уверенно шагая по толстому слою отходов, он рассказывает, что рядом со свалкой находится ставок, в который во время дождей стекает пропитанная гнильем вода. «В 1990‑м году, когда мы сюда приехали, свалка была совсем маленькая, на дне ущелья, – рассказывает он. – Запах отходов стал чувствоваться шесть-семь лет назад – когда по документам полигон уже закрыли. Сейчас от смрада некуда деться – хоть весь район переселяй. Бывает, запах стоит неделями. Летом воняет так, что окно не откроешь». Вдыхая «ароматы» отходов, охотно верю собеседнику. «Сейчас почти не пахнет – мороз. Вы приезжайте весной – сразу все поймете», – добавляет Сервер.
В 2011 году жители 6‑го микрорайона (а это более 3 тысяч человек – крымские татары, получившие участки после возвращения из депортации) и вовсе очутились в аду. Летом свалка вспыхнула и тлела три месяца подряд – пока не начались осенние дожди. «Из нее дым валил то черного цвета, то красного, – вспоминает соседка Сервера Мерьем.  – А пахло так, что хотелось в противогазе ходить. Мы все лето окна не открывали».
Болезнетворные микробы в воздухе, подпочвенных водах и земле – вот еще один результат соседства с полигоном ТБО. В прошлом году доведенные до предела жители злополучных микрорайонов развернули прямо на полигоне долгосрочный пикет. Мэр Бахчисарая Константин Рубаненко пообещал решить мусорную проблему, – но ничего не изменилось. «Мне кажется, что это будет продолжаться и продолжаться», – говорит Сервер, указывая на мусорные холмы вокруг нас.
В крымской прокуратуре подсчитали, что за годы незаконного функционирования свалка расширилась почти в два раза. «Полигон должным образом не оборудован, его санитарное состояние крайне не­удовлетворительное, необходимые работы по обваловке и пересыпке землей производятся не в полном объеме, мониторинг загрязнения от мусоросвалки вообще не проводится, хотя всего в 400 метрах от нее находится жилой массив», – отмечают в надзорном органе. Прошлым летом прокуратура потребовала от бахчисарайского мэра разобраться с этой проблемой. Однако, как видим, «а воз и ныне там». Градоначальник еще два года назад, весной 2011‑го, обещал перенести свалку в безопасное для людей место, но на наш вопрос, когда обещание будет выполнено, ответил крайне неожиданно: «Лучше о Сталинградской битве написали бы! – сказал Рубаненко по телефону. – Я не так давно вернулся из Сталинграда, с торжественных мероприятий». Как говорится, без комментариев.


Царство бомжей и бездомных собак
Часть свалки напоминает палаточный городок. Там живут и трудятся бомжи, которые выступают в роли «мусоросортировочного завода». По словам Сервера, несколько лет тому назад он предложил «свалочной бригаде» вскопать огород – каждому обещал 40 гривен за день работы. «Но они отказались: сказали, что на металлоломе больше зарабатывают», – рассказывает наш гид.
Бродяги снуют по своему «палаточному городку», как муравьи. Поселение бездомных охраняют большие собаки. И хотя Сервер предупредил нас, чтобы мы «не беспокоили бомжей», профессиональное любопытство побеждает – и мы топаем в сторону бездомных тружеников. Но едва делаем пару-тройку шагов, как видим, что на нас несется стая упитанных четвероногих. Останавливаемся – и псины, почуяв, что мы «отступаем», ложатся на землю. А угрюмые сортировщики мусора, точно не замечая нас, продолжают неспешно перебирать отходы. Возвращаясь к машине, встречаем охранника свалки. Владимир рассказывает, что числится сотрудником бахчисарайского коммунального предприятия. Страж просвещает нас, что свалка работает и мусор на нее свозят.
«Сейчас выехали по городу, часа через два – два с половиной машина будет заезжать. Потом опять ехать, опять загружаться – и так каждый день», – говорит коммунальщик. «Так было же решение закрыть свалку?» – «Да ну!.. – выпаливает он, не скрывая удивления, и добавляет: – Но я же охраняю, и вон, видите, бульдозер трудится. Значит, не сработало решение». Прощаемся, окончательно убедившись, что полигон никто не закрывал.

Опасный смрад
«Мы ищем варианты решения этой проблемы, – устало замечает глава администрации Бахчисарайского района Ильми Умеров. – А вот мэрия проблемой мусорного полигона, по-моему, вообще не занимается». Глава района поясняет: свалка и шестой микрорайон – это территория Бахчисарая, и решать эту проблему должен в первую очередь мэр.
Но мэру некогда – он празднует годовщину Сталинградской битвы. В которой, напомним, наши деды разбили фашистов, уничтожавших людей в газовых камерах. А тем временем в газовую камеру превращается окраина Бахчисарая – люди, живущие вблизи свалки, задыхаются от нестерпимого смрада, который для любого из них грозит стать смертельным.

Городские власти с ума сошли!
«Свалка как минимум с 2005 года незаконна, для нее не отведена земля, – говорит Мерьем, жительница 6‑го микрорайона. – Однако к нам до сих пор везут мусор – причем не только местный, но и из Ялты, из Севастополя! Мы уже четыре года пишем жалобы, обращаемся в прокуратуру, в милицию – никакого эффекта».
По словам нашей собеседницы, за почти сорок лет существования свалки на ней скопилось более миллиона кубометров мусора. «Несколько лет назад наши власти вообще с ума сошли: с ведома городского головы директор Бахчисарайского коммунального предприятия незаконно заключил договор о ввозе на свалку мусора из Ялты, – говорит Мерьем. – И только год назад под давлением общественности договор этот был расторгнут. Правда, к тому времени Ялта привезла в Бахчисарай сотни тысяч тонн мусора. Отбросы уже доверху засыпали ущелье, теперь свалка на одном уровне с нашими домами».
«Когда свалка горит, радиус заражения канцерогенными веществами (в том числе диоксинами) достигает десятков километров, а испарения „ползут“ по всему городу. Люди, которые руководят Бахчисараем, судя по всему, не собираются здесь долго жить, – глубокомысленно замечает еще один „сосед“ свалки Муса Ибрагимович. – Если бы они думали о своих внуках, уже приняли бы какие-то меры».

Жизнь рядом с мусором
Врач-санолог высшей категории Крымского республиканского центра здоровья Леонид Лашко: «Промышленные отходы содержат тяжелые металлы, ядохимикаты, радиоактивные вещества, различные яды, которые применяются в сельском хозяйстве. Разные грибы разрушают бытовые отходы, в частности объедки. Эти же грибы способны в свою очередь разрушать бетонные перекрытия в домах. Разумеется, они могут нанести немалый вред человеку. При горении отходов выделяются токсичные вещества, которые отравляют человеческий организм, попадая в него через дыхательные пути».

Чем опасна горящая свалка?
Бытовой мусор при горении выделяет опасные для здоровья химические вещества
 Пары фенола вызывают нарушение функций нервной системы, раздражают слизистые оболочки глаз, дыхательных путей, кожу.
 Пары этилацетата при воздействии на кожу вызывают дерматиты и экземы.
 Диоксид азота ослабляет иммунитет, снижает защиту организма перед болезнями дыхательных путей. Некоторые исследователи считают, что в районах с высоким содержанием в атмосфере диоксида азота наблюдается повышенная смертность от сердечных и раковых заболеваний.
 Угарный газ вызывает у людей головные боли, беспричинную тошноту, хроническую усталость, чувство тревоги или паники. У беременных при регулярном вдыхании малых доз углекислого газа возрастает вероятность выкидыша, а у детей возможны проблемы с развитием.

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!